Звук и общество:
как казахская современная музыка стала главным искусством

Галина Рыжкина вспоминает историю звука, исследует голос Алматы современной и приходит к выводу, что сегодня казахская музыка - главный единомышленник общества в культуре. Специально для читателей TajReport журналистка собрала плейлист с новой казахской музыкой, включая резидентов Batyr Lab.

“Если бы искусство обладало большей социальной эффективностью чем сейчас, оно могло бы стать приятной альтернативой мировому холокосту”

Джон Кейдж
Композитор
У Джона Кейджа - одного из главных американских композиторов XX века есть знаменитая пьеса “4’33”, это гимн тишине. Ее называют “Черным квадратом” Кейджа. 4 минуты, 33 секунды музыкант, исполняющий произведение, не издает ни звука, не касается клавиш, а тишину нарушает только случайный шум концертного зала. Тишина для Кейджа значила то же, что белый цвет для Малевича, а музыкой он считал все звуки вокруг.
До XIX века европейские теоретики культуры считали музыку “примитивным извержением чувств и эмоций, которая не могла отражать мир так, как это делали образы и знаки”, пишет исследователь вторжения звука в философию Кристофер Кокс. Наверняка, примитивной западные теоретики эпохи колониализма сочли бы и музыкальную традицию кочевников. Но зато она перекликается с революционными концепциями Джона Кейджа, возникнув задолго до них. В казахской культуре звуки всегда были сакральными и долгое время - свободными, как об этом мечтал американец, рисовавший в партитурах звездное небо. Столетиями кюи оставались не записанными, свободно перемещаясь в космических ландшафтах степи от одного музыканта к другому, впуская в себя все, что встречало их на пути - шум ветра, звуки рек, голоса птиц и животных.

Сергей Маслов из серии Baykonur 2

Не подражать звукам природы, а предложить природе стать соавтором. Биеннале звукового искусства и новой музыки Korkut собрала в Алматы аудиовизуальные инсталляции художников, в которых звук - это материал, а местами полевых исследований стали пещеры, барханы, реки.
“Я поехала на три дня в свой родной город Орал для того, чтобы записать звуки Жайыка под водой. Когда я планировала эту поездку, я думала, что услышу музыку, думала, что услышу кюй, но это был диалог. Между мной и Жайык. Я чувствовала то же, что и в детстве: Жайык может выслушать тебя всегда” -
художница Дария Темiрхан изучала и записывала голоса родной реке Жайык, под водой, на берегу, днем и ночью. Ее инсталляцию можно увидеть в Центральном выставочном зале. В музее Кастеева безостановочно транслируется фильм “Два горизонта” узбекской художницы Саодат Исмаиловой о тюркском мистике и шамане Коркыт-Ата. По легенде, тот верил, что скрыться от смерти можно преодолев гравитацию. Место, где создатель кобыза обрел бессмертие, сегодня известно как Байконур.

Кадры из фильма "Два горизонта" Саодат Исмаиловой

В одном из самых старых зданий в Алматы - музее народных инструментов имени Ыхласа проходит выставка Sound Off, посвященная звуку в практиках знаменитого “Кызыл Трактор”. Здесь становится понятно, насколько казахское искусство шире колониальных рамок, в которые его долго пытались впихнуть. Здание музея народных инструментов это Верненский дом военных собраний 1908 года - образец русского зодчества и памятник колониальной истории. На его деревянное крыльцо куратор Владислав Слудский установил барабан “Кызыл Трактора” радиусом в 3,5 метра из перформанса “Ритуал Очищение”. Огромный барабан Молдакула (легендарный основатель “Кызыл Трактора”) у входа в традиционный советский музей верненской постройки выглядит как великан. “Масштабный степной звук, который так хотели “окультурить”, - заметила моя подруга - искусствовед Толкын Дауит.
Сегодня мировая культура движется в сторону звука, потому что находит рамки музыки слишком тесными, не способными вместить в себя все существующие жанры, теории и концепции. Музыка теперь - не все звуки, как того хотел Джон Кейдж, она - всего лишь часть звука. Если звуковое искусство в Казахстане только ищет себе место, то современная казахская музыка становится самым влиятельным и важнейшим в стране актуальным искусством.
“Если хочешь быть понятым степью - не пиши на русском” - эти строчки из композиции Самрата Иржасова mama feat papa звучат в одной тональности с настроениями казахстанцев в 2022 году, хотя написана она несколько лет назад. Трек входит в дебютный альбом поэта и музыканта “Хэмингуэй в штанах”. Это прекрасный альбом, очень яркий и горький, о молодости, которую преступно обрекли переживать страшные вещи: “Мечта моих предков вытерпеть плетку, моих сыновей - составить тебе протокол”. Разлад с самим собой, с государством, несогласие с установленным порядком вещей, и бунт как ответ, “Хэмингуэй в штанах” - блестящая поэтическая рефлексия на 2019 год.
На прошлой неделе Самрат выпустил новый мини-альбом KÜN JŪT в рамках музыкальной резиденции Batyr Lab Фонда Батырхана Шукенова. Одновременно вышли 9 EP музыкантов из Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. Все 9 мини-альбомов проекта Batyr Lab заслуживают внимания. Это документация времени в совершенно разных жанрах от очень талантливых авторов. Альбом эко-активиста Турана Нургожина - работа на стыке музыки и звукового искусства. Он записал голоса или даже больше стон самых проблемных в плане экологии казахстанских городов и использовал их в своей музыке. Получился эмбиент-триптих под названием “Jeruyik?”. Пьеса “Qantar” Беназир Алимходжаевой - боль января, расщепленная на партии музыкальных инструментов. Альбом “Orasta qizlar” саунд-продюсерки из Ташкента Амалии Айбушевой посвящен коллективной женской памяти. А KÜN JŪT Самрата Иржасова - очень светлый, звонкий и чувственный альбом о любви. Трудно поверить, что его автор - тот же музыкант, что два года назад задавался вопросом: “Что продает твой президент: героин или государство?”

Казахстанские молодые музыканты все больше работают с документальным материалом. Чувствительность к политическим процессам и потрясениям, прямые и честные высказывания делают новую казахстанскую музыку главным единомышленником общества в культуре. Это редкий и очень важный момент. Между ними устанавливаются доверительные отношения, близкая связь, основанная на общих ценностях и переживаниях. Эмпатия искусства, его поддержка обществу в трудный момент не просто утешает и дает надежду, она помогает трансформировать ярость, страх, боль, вывести их из плоскости социальных отношений, переработать травмы и в конечном счете, избавиться от них.
АВТОР
ГАЛИНА РЫЖКИНА
© 2022 All Rights Reserved